Шри Хемачандра

Аньяйога-вьяваччхедика

(«Опровержение других методов»)

перевод с санскрита

В.Е. Егорова

Содержание:

  1. Введение.
  2. Перевод.
  3. Библиография.
  4. Примечания.

ВВЕДЕНИЕ:

Полемический стихотворный трактат «Аньяйога-вьяваччхедика» («Опровержение других методов»), созданный в 12 в., является одним из наиболее известных произведений джайнского философа Хемачандры, относящегося к секте шветамбаров («одетых в белое»). Хемачандра гораздо энциклопедичнее и плодовитее других джайнских писателей. Он был поэтом, грамматистом, логиком и стоит особняком среди прочих.

Трактат вошел в историю джайнской философии вместе с комментарием Маллишены 13 в. «Сьядвадаманджари» («Гирлянда учения сьядвады»). О высоком авторитете Хемачандры свидетельствует восхваление, начинающее комментарий, в котором автор трактата объявляется воплощением богини красноречия и учености Сарасвати.

Содержательная и структурная завершенность стихотворного трактата, а также значительный промежуток времени, отделяющий два текста, позволяют рассматривать «Аньяйога-вьяваччхедику» как вполне самостоятельное произведение, и в первом приближении (а настоящая работа преследует именно эту цель) исследовать с незначительным употреблением ссылок на «Сьядвадаманджари».

Трактат состоит из тридцати двух зашифрованных стихов, каждый из которых включает две пады (предложения) по двадцать два слога, кроме последнего стиха, который несколько больше. Структурной основой стихотворного трактата является незамкнутый местоименный треугольник, где местоимение первого лица означает автора, второе – Джину Махавиру, основателя джайнизма, а третье – оппонентов.)

Признак, объединяющий учения оппонентов, подобранных Хемачандрой для критики, – это содержание экантавады, т.е. любого одностороннего и догматического учения, не предполагающего никаких оговорок и поправок. Со своей стороны, автор выдвигает анэкантаваду – диалектическое учение о контекстуальной ограниченности любого предиката. Согласно этому учению, ни одно высказывание об объекте не может претендовать на завершенность. Развитием идеи анэкантавады является сьядвада – семиступенчатое логическое построение, о котором подробнее говорится в примечаниях. Сьядвада как формула анэкантавады является важнейшим узлом джайнской философии. Это учение утверждает неполноту знания обычного человека, заставляет помнить о возможности и необходимости углубления и расширения уже имеющегося знания. Учение о контекстности предиката позволяет избегать не ошибок, но укоренения в неточных суждениях, оставляющего процесс познания в тупике. Джайн, следующий учению о контекстности предиката, беспристрастно принимает знание откуда бы оно ни исходило, если это знание согласуется с действительностью.

На первый взгляд может показаться, что в критических стихах «Аньяйога-вьяваччхедики» опровергаются отдельные положения оппонентов, но если посмотреть, какое значение имеет каждое опровергаемое учение, то становится очевидным, что разрушаются « несущие» конструкции, вслед за которыми «рушатся» все системы целиком.

Вопреки встречающемуся в исследованиях мнению о том, что сьядвада служила прикрытием для спорных утверждений джайнов, она была попыткой преодолеть агностицизм, примирить различные учения. Сьядвада открывает обычному человеку его ущербность, ставит перед жестоким и неумолимым фактом – невозможностью определенно и уверенно чувствовать себя в мире, опираясь на обычные средства познания. Только всеведение как результат вернонаправленного, тяжелого и длительного религиозного труда обеспечивает дживу (индивидуальную душу) непрерывными покоем и блаженством.

«Аньяйога-вьяваччхедику» можно условно разделить на четыре части и уподобить их последовательность возведению дворца.

Первая часть (1–3) – заявка на строительство и разметка участка.

Вторая (4–20) – взгляд на учения других систем через призму сьядвады. Расчистка территории: корчевание одревесневших сорняков и снос одноэтажных покосившихся сараюшек.

Третья (21–30) – закладка твердого фундамента, возведение высоких и прочных стен здания учения о контекстности предиката.

Четвертая (31–32) – водружение заметного издалека сияющего венца.

Издание, послужившее материалом для перевода, указано в библиографии.

ПЕРЕВОД:

1. Превосходные качества последнего тиртханкара[1] Шри Вардхаманы[2].
[Обладателя] безграничного знания, превзошедшего недостатки,
[Утвердившего] неопровержимые учения, почитаемого бессмертными[3],
Шри Вардхаману, Джину, главу авторитетов, самосущего
Я постараюсь восславить.

2. Шри Вардхамана установил вещи такими, какими они являются в действительности.
Этот человек[4], Владыка, для Твоего прославления,
Желающий и других достоинств,
Пусть погрузится[5] в истинное учение, единственное, –
Плохо обученный[6] правилам исследования[7].

3. Увещевание читателя.
Те, другие негодуют [на твои] добродетели,
Не прибегают к Тебе как к Владыке,
Все же [и они], сомкнув глаза,
Пусть исследуют истинный курс метода[8].

4. Учение вайшешики об общности и особенности.
Категории общее и особенное сами обладают собой,
Они не формы, которые можно вывести из других категорий,
На основании различной самодействительности,
Самодействительности, которая не такова, двойственна.
Рассуждая так, оступаются неискусные выдумщики[9].

5. Учение вайшешики о вечности и невечности.
Все, от светильника до неба, неизменной природы[10]
Сломана печать сьядвады, ограждающая вещь[11]!
Там одно просто вечное, другое – невечное,
Такова болтовня врагов Твоих правил.

6. Учение вайшешики о демиурге.
«Существует некий создатель мира и он один,
Он вездесущий, он самодержец, он вечный».
Эти [претензии] похожи на плохие капризы
Тех, для кого Ты не наставник[12].

7. Учение вайшешики о присущности.
Есть общее правило, что атрибут и носитель атрибута нераздельны вовсе[13],
Если так, – то триада не сияет[14].
«В этом это», – существует такое мнение.
В общем правиле не различается метонимия и отменяется мирской опыт.

8. Категории вайшешики.
Даже у существующих не всегда будет существование;
Ум, по положению, отличается от атмана;
Освобождение не состоит из сознательности и блаженства –
Чужие [презрели] нанизанные сутры [Твоих поучений].

9. Взгляд вайшешики на размер атмана.
Где бы ни было замечено качество [объекта], оно там,
Как у кувшина, – это бесспорно.
Все же вне [формы] тела действительность атмана, –
Повторяют поврежденные ложными учениями[15].

10. Эристика ньяи.
Склонность к спору [выражается] в эристике,
Когда зудят ученостью уста этого человека.
Через обманное наставленние бьет по чужому уязвимому месту –
Ах, равнодушный мудрец принадлежащий чужим[16]!

11. Насилие мимансы.
Насилие[17], хотя и учреждено, не источник заслуги,
И [здесь] не будет исключения в любом случае.
Следование желанию [обрести] господство, через убийство своего сына[18]
Судорога оппонентов.

12. Теория познания Бхатты.
«Знание сияет, действительно способно открывать себя и объект[19],
Иначе вовсе нет предмета для разговора».
Противники, боясь других, однако,
Приняли знание за независящее от самого себя[20].

13. Учение веданты об иллюзии.
Если майя существует, то доказана двойная реальность.
Не существует, – эй, откуда взялось многообразие мира?
Если майя действительна, и способна производить следствие[21]
И мать и бесплодная у Твоих противников!

14. Монизм веданты.
Множество, на самом деле, состоит из одной вещи[22].
Название, однако, неизбежно двойственно[23].
По выдумке вещи и названия[24]
У Твоих врагов отравленное мышление[25].

15. Дуализм санкхьи.
И сознание субъекта пусто, и интеллект неразумен;
Из звуковой танматры и прочих, произведена акаша и так далее;
И нет закабаления и освобождения пуруши.
Какие только великие глупости не сочинили противники[26]?

16. Буддийская теория познания.
Плод и его причина существуют неодновременно,
Пока существует причина плод, не существует[27].
На пути недвойственности сознания нет сознания объектов.
Отделение [плода по частям] и его убывание [в отсутствии причины] – фантасмагория Сугаты[28].

17. Буддийское учение о пустоте.
Без подавленного восприятия шуньявадин[29]
Не получил бы основания для доказательства своей позиции,
Его правило разгневается [на него] при возникновении восприятия.
Ха! Хорошо рассмотрен неуважающий Тебя!
Не считаться с окружающим множеством разнообразных объектов, действительность которых очевидна, – абсурдно.

18. Буддийское учение о мгновенности.
Потеря действия, ненаслаждение действием;
Исчезновение становления, освобождения и памяти, –
Кшаникавадин пренебрег очевидными недостатками.
Ха! Очень смелый твой оппонент!

19. Буддийское учение об отпечатке.
Тот отпечаток и та серийность моментов[30]
Не ладят с неразличением, различением или обоими.
Потому, [по примеру] птенца не видящего берег[31],
Пусть оппоненты прибегнут к Твоим правильным правилам.

20. Теория познания локаяты.
Но настик без вывода[32]
Не понимает намерений других,
Не может даже сказать, где движение, а где просто взгляд[33].
Увы, интоксикация!

21. Главное метафизическое кредо джайнизма.
Экипированный, мгновенным возникновением и исчезновением,
Наблюдатель одной и той же длящейся перед глазами вещи,
Который презирает Твое наставление[34], Джина,
Он безумный, Владыка, или одержимый демоном.

22. Джайнское учение о бесконечной сложности всех реальных объектов.
Вещь действительно состоит из бесконечности характерных черт,
Поэтому [говорить] иначе, – [значит] не [понимать] основную суть кувшина[35].
Так же подходят Твои доказательства для голубой лилии и прочих[36],
[Похожи на] львиный рык, ужасающий антилоп[37].

23. Семиступенчатое восхождение.
Вещь сложена без модусов
И она не субстанция если разделена[38].
Различные высказывания возвели семичастное суждение[39],
Ты открыл превосходное познание!

24. Комбинация противоположных высказываний не является противоречием.
Соединение различных условий [в одной комбинации] не противоречие,
В объектах есть несуществование[40], существование и невыразимость[41].
Поэтому только спящие боятся противоречия[42],
Падают тупоумные сраженные той экантой[43].

25. «Семиступенчатое суждение» применяется к четырем философским проблемам.
Объект некоторым образом предположен:
Преходящим, вечным; cходным, отличным;
Выразимым, невыразимым; существующим, несуществующим.
О Владыка проницательных, эта очередь отрыжек[44]
Поднимается от нектара заглоченной[45] истины.

26. Ни положение о вечности, ни положение о невечности не может быть утверждено.
Именно те недостатки, которые известны в учении о вечности,
Признаются точно также в учении о невечности.
Когда клинья выбивают друг друга
Побеждает, Джина, Твое неприступное учение[46].

27. Крайняя позиция относительно вечного или невечного разрушительна для религии.
В экантаваде не учитывают опыт[47]: наслаждения и страдания;
Заслуги и проступка; закабаления и освобождения.
Так, порочным мечем плохо основанного учения
Оппоненты «уничтожили» мир вовсе без остатка[48].

28. Джайнское учение о методе.
Просто существо[49], существо, существо некоторым образом, –
Это три подхода,
Где объект измеряется, [соответственно,] бессистемно[50], методически[51], правильно[52].
Но Ты, как Истинновидящий[53] объект,
Путем методическим и правильным, устраняешь бессистемный путь[54].

29. Разновидности существ и их множество. По учению об ограниченном числе живых существ:
Или даже освободившийся[55] должен вернуться в этот мир,
Или мир должен стать пустым местом.
Шесть видов живых существ[56] – это бесконечное множество,
Которое Ты назвал так, Владыка, как безошибочное.

30. Учение сьядвады – всеохватное и беспристрастное.
Как пристрастны[57] другие учения,
Поскольку у существования есть альтернатива и контральтернатива[58],
Так, в безразличном желании безостаточных методов[59],
Беспристрастно[60] Твое правило[61].

31. Восхваление Владыки Махавиры.
Если мы надеемся полностью распознать величие Твоего учения[62],
О Глава достохвальных[63],
То это все равно, как если бы мы хотели быстро перепрыгнуть океан,
Или утолить жажду лунным светом.

32. Владыка Махавира – единственный Освободитель.
Этот мир[64] потерян, увы! Спущен[65] негодными оппонентами[66], как иллюзионистами,
В ужасный слепой мрак, перемешением истины и лжи.
Его вознести[67], конечно, с безошибочным учением, способен только
Ты, Поэтому, Освободитель, поклонники внимательны к Тебе.

БИБЛИОГРАФИЯ:

1. Srī Malliṣeṇa Syādvādamañjarī. Benares, 1900.
2. Thomas The Flower-spray of the Quodammodo doctrine. Berlin, 1960.
3. Лысенко В.Г. Терентьев А.А. Шохин В.К. Ранняя буддийская философия. Философия джайнизма. М.: «Восточная литература» РАН, 1994.
4. Терентьев A.A. «К интерпретации логико-методологических систем индийской религиозной философии». – Философские вопросы буддизма. Новосибирск: «Наука», 1984, с. 59–72.
5. Радхакришнан C. Индийская философия М.: т. 1, 1993.
6. Степанянц М.Т. Восточная философия М.: «Восточная литература» РАН, 1997.
7. Чаттерджи С. Датта Д. Индийская философия. М.: Селена, 1994.
8. Шохин В.К. Первые философы Индии. М.: «Ладомир» 1997.
9. Bhattācharya N. Jaina Philosophy. Historical outline. Delhi. 1976.
10. Chattopadhyaya D. Indian Philosophy. New Delhi. 1978.
11. Dasgupta S. A History of Indian Philosophy. Delhi: v. 1, 1988.
12. Hiriyanna M. Outlines of Indian Philosophy. Bombay. 1976.

ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. Титул Махавиры – «переправляющий через [океан страданий]».
  2. Другое имя Махавиры – основателя джайнизма.
  3. Т.е. богами.
  4. Т.е. автор.
  5. Т.е. пусть полностью сосредоточится.
  6. Автор считает себя учеником.
  7. Хотя автор жаждет прославить многие достижения Джины, он пускается в изложение одного учения, раскрываемого далее.
  8. Джайны придают важнейшее значение правильному воззрению, так как без него невозможны правильное познание и поведение, ведущие к архатству (Степанянц 1997:138.). Оппонентам не принимающим «правильное воззрение» в акте веры, автор предлагает рассмотреть доводы в его пользу.
  9. Четвертый стих открывает полемическую часть трактата.
    Вайшешики признают всего шесть категорий, две из которых, общность и особенность приводятся автором. Признавая общность и особенность вечными сущностями, вайшешики представляются реалистами, тогда как джайны стоят на концептуалистской позиции (Чаттерджи и Датта 1994). Их главный аргумент — невозможность разъединить общее и особенное в реальной вещи, в которой они существуют от рождения. Учения других систем, характеризующие объекты, джайны называют наями.
    Найгама — это частичное или полное схватывание значения и понимание тех слов, которые общеупотребительны в народе (ньяя-вайшешика).
    Самграха — схватывание общего смысла в отдельных частях (адвайта-веданта и санкхья).
    Вьявахара — простой, мирской практический смысл (локаята).
    Риджусутра — выделение признаков объектов, принадлежащих лишь к настоящему моменту (буддизм).
    Шабда — акцент на роли языка в образовании понятий (миманса)
  10. Вайшешики утверждают, что в мире одни вещи вечные — такие как Бог, души, небо и т. д., а другие невечные — такие как атомные соединения. Джайны придерживаются того мнения, что все в одном аспекте вечно, в другом не вечно.
  11. Хемачандра сравнивает сьядваду с королевским законом (они оба налагают ограничение). Преступившие закон теряют свои добродетели; преступившие сьядваду теряют свою природу.
  12. Джайны отрицают существование демиурга (kartā), приводя многочисленные доводы. Так, например, они говорят, что у любого создателя должны быть органы типа рук, которыми гончар, плотник и другие им подобные совершают работу. Но тот, кто имеет руки, не может быть вездесущим и т. д.
  13. Триаду, по мнению вайшешиков, составляют носитель атрибута, атрибут и их нераздельность.
  14. Не воспринимается (как, например очевидная связь двух слипшихся комков смолы).
  15. Качества объекта распространяются на всю его протяженность. Неотъемлемым качеством кувшина является цвет, и цвет этот есть везде, где есть кувшин. Точно также и атман, раз он есть в теле, находится во всем теле сразу. Образно джайны сравнивают атман со светом, который заполняет все помещение.
  16. Найяики критикуются за категории витанда и джалпа — виды спора. Витанда — спор, состоящий в опровержении чужой точки зрения, при отсутствии собственной, джалпа — спор, где для достижения победы применяется обман.
  17. Любое причинение вреда, здесь ритуальное убийство с целью приобретения высших благ
  18. Здесь Хемачандра предлагает вариант традиционной издевки: раз вы приносите в жертву животных, то почему бы вам не пожертвовать родителями, которые попадут на небо так, как, по вашему мнению, попадают закланные животные.
  19. Мимансаки утверждают трансцендентальность знания (parokṣa). Здесь ссылка на теорию сватах праманьям — самодостоверности знания веданты и мимансы (противоположная ей – теория паратах праманьям, т.е. удостоверение одного знания другим знанием, принадлежит ньяе и вайшешике).
  20. Замечание последней строчки, согласно «Сьядвадаманджари», распространяется также и на ньяя-вайшешиков, утверждавших, что знание есть результат соединения атмана (души) и манаса (ума).
  21. Ведантисты признают Абсолют (Брахман) за единственную реальность. Джайны указывают на противоречивое описание Брахмана, который с одной стороны единственен, а с другой проецирует мир (майю).
  22. То есть абсолюта – Брахмана.
  23. Ведантисты признавая, что мир не вполне иллюзорен указывают на то, что вещи имеют общее и особенное.
  24. Вещь единственна, а название почему-то двойственно.
  25. Т.е. негодное дальнейшее рассуждение.
  26. В стихе упоминаются некоторые учения санкхьи. Танматра («тонкий элемент»), невоспринимаемый обычными людьми. У каждой из пяти махабхут («великих элементов») — земли, воды, огня, воздуха и акаши (пространство, эфир) предполагается своя танматра (протоэлемент).
    Мышление, согласно санкхьяикам, возникает лишь при особого рода контакте чистого сознания (пуруши) и материального интеллекта. Пуруша (дух) по своей природе отличен от пракрити (материи) и потому никогда ей не связывается.
  27. Буддийская теория познания опирается на учение о мгновенном возникновении и исчезновении вещей, и здесь речь идет о двух из четырех основных буддийских школ. В первых двух строчках стиха приводится позиция виджнянавадинов (субъективные идеалисты), которые говорят о невозможности познать вещь, существующую лишь один момент (следовательно вещей вообще нет, говорят они). Позиция саутрантиков (репрезентационисты) передается третьей строкой: наше знание об объекте существует тогда, когда сам объект уже исчез.
  28. «Сугата» – Будда.
  29. «Шуньявадин» (мадхьямик) — последователь учения утверждающего, что мир — это пустота.
  30. «Тот отпечаток (vasana) и та серийность моментов…» — буддист, по мнению автора, свел два учения, которые противоречат друг другу. ‘Отпечаток’ — возможность последующего познании, произведенная предшествующим познанием. Во-первых, если ‘отпечаток’ и ‘серийность моментов’ не различаются, тождественны, — тогда следует употреблять за раз только одно понятие, например, ‘отпечаток’. Во-вторых, если ‘отпечаток’ и ‘серийность моментов’ различаются, то ‘отпечаток’, суть ‘длительность’, отменяет учение о ‘серийности моментов’ (с чем джайны и соглашаются). Если свести, противоречивые, по мнению джайнов ‘отпечаток’’ и ‘серийность моментов’ — получится результат, аналогичный известию о существовании сына у бесплодной женщины.
  31. Как молодая птица в огромном океане, не может добраться до берега, находящегося за пределами ее видимости, садится на мачту корабля и добирается до берега, так и оппонент, не находящий дорогу сам, — пусть воспользуется учением Джины.
  32. Настик — иногда небрахманист, здесь сторонник школы локаята. Локаятики признавали в качестве источника достоверного знания только восприятие, отрицая вывод и прочие.
  33. По мнению джайнов, чтобы узнать намерения других людей, необходимо понимать их жесты. Чтобы понять значение жеста нужно совершить логический вывод.
  34. Т.е. анэкантаваду. Для любого существующего объекта признается обязательной неразрывная связь трех стадий: происхождение, пребывание, разрушение (причем ни одна из них невозможна без двух других). Например: молоко сначала выдаивают, затем оно существует некоторое время собственно как молоко, и наконец, оно скисает. Невозможно, чтобы молоко существовало только в первой стадии. Молоко, которое только выдоили и которое не будет существовать как собственно молоко и затем как кислое молоко, в действительности невозможно и т. д.. Изменение в предмете производит изменение в предикации предмета т.е. предикация имеет свойство изменяться вслед за «текучим» состоянием объекта множество раз, которое, в дальнейшем, укладывается в «семичастное суждение».
  35. Попытаться сказать о какой-то вещи, что она не имеет множества характерных черт, таких, например, как большой или малый вес, слабый или сильный запах, горючесть или негорючесть и т. д., — значит, пренебречь средним термином, указывающим на связь объекта с миром, лишить вещь видовых признаков, гарантирующих ее существование. Это возможно только в случае с нереальными объектами (типа небесного лотоса).
  36. Т.е. потенциальная «хамелеоновость» атрибутируется любому реальному объекту. Онтологическую позицию джайнов следует охарактеризовать как плюрализм..
  37. В аллегории: лев — Джина; рык — доказательство беспочвенности экантавады, утверждение бесконечной сложности любого реального объекта; ужасающий — устраняющий; антилопы — оппоненты со своими учениями. Львиный рык — эпитет нередко употребляемый в индийской философии с целью подчеркнуть величие учения.
  38. Джайны признают существование у субстанции (dravya) модусов (paryāya) и атрибутов (guṇa). Предмет состоит из субстанции и ее случайных качеств: dravyaparyāyātmakam vastu. Здесь, «без модусов» означает невозможность выделить в объекте характерные черты по очереди, они существуют только как сумма. Если мы скажем, что кувшин с круглым горлышком, широким дном, пузатый и т. д. то потеряется его целостное представление т. е. сам кувшин.
  39. Т.е. сьядваду, которая представляет собой следующую формулу, характеризующую объект:
    1. Он некоторым образом существует;
    2. Он некоторым образом не существует;
    3. Он некоторым образом и существует и не существует;
    4. Он некоторым образом невыразим;
    5. Он некоторым образом и существует и невыразим;
    6. Он некоторым образом и не существует и невыразим;
    7. Он некоторым образом и существует и не существует и невыразим.
  40. Утверждение несуществования растолковывается по разному. Самое простое объяснение: если человек находится в той же комнате, что и кувшин, то для него кувшин существует, а для того, кто находится за пределами комнаты, из-за невозможности его восприятия — не существует. А. Терентьев, со ссылкой на «Гандхахастимахабхашью» Самантабхадры 6 в., указывает: «…что при полном отрицании небытия, вещи теряют способность к из-
    менению, становятся безначальными, бесконечными, неразличающимися», а отрицать бытие можно лишь сочтя несуществующим самого себя.
  41. Здесь следует понимать не только независимость подлежащего от предикации, но и вообще невозможность выразить, т. е. как-либо повторить реальный объект во всех подробностях. Таким образом доктрина выходит за границу логики. Утверждение невозможности вербального выражения реального объекта отсылает к сверхобычным источникам знания — ясновидению, телепатии, всеведению. Обычные, опосредованные источники знания, признаваемые джайнами, — чувственно-логическое и слово авторитета.
  42. Боятся мнимого противоречия.
  43. Придерживаясь ложного учения, оппоненты самоустраняются.
  44. Последствие не пошедшего на пользу употребления сьядвады, В стихе упоминаются учения, согласно которым, объект, с одной стороны имеет одни качества, а с другой, — противоположные, но это различие предопределено и постоянно (см. стихи 5, 14). Напротив, сьядвада заставляет отказаться от какого-бы то ни было предвзятого суждения о вещи.
  45. Т.е. непонятой.
  46. Т.е. остается непоколебимым при споре оппонентов стоящих на крайних и несовместимых позициях.
  47. Человек, придерживающийся того мнения, что объекты могут быть выражены односторонне, должен признавать существование, например, только страдания, или только удовольствия, но не обоих ощущений.
  48. Исключили перспективу глубокого и вполне истинного познания вещей. Экантавада, по мнению джайнов, разрушительна, для религии т. к. исключает возможность разных аспектов вещей и событий, отвергает значимость религиозных заслуги и проступка, а значит, не оставляет места для религиозного подвига индивида и самостоятельной возвышающей победы.
  49. Т.е. объект.
  50. Т.е. восприятие объекта без последующего анализа, «недологика».
  51. Восприятие объекта с обработкой информации обычным образом, «стандартная логика»
    (понимание отдельных сторон объекта).
  52. Восприятие объекта с применением семичленной формулы (см. стих 23), «суперлогика».
  53. Джине приписывается одновременное видение всех характерных черт объекта.
  54. Методическое измерение объекта принимается как «частично правильное», поэтому вместе с «вполне правильным» противополагается бессистемному неконструктивному пути.
  55. «освободившийся» — джива покинувший земной мир. Поскольку живые существа познают мир и растут в духовном отношении, они покидают его и достигают полного освобождения. Если число живых существ было бы ограничено, то с каждым ушедшим и невернувшимся существом, мир бы пустел, «неопустение» же мира, очевидно.
  56. Существа поделены на виды в соответствии с числом органов чувств.
  57. Т.е. частично истинны.
  58. Как уже говорилось, в объекте одновременно существуют противоположные качества.
  59. Т.е. всеохватный подход.
  60. Т.е. не субъективно.
  61. Сьядвада.
  62. Надежда распознать полностью величие учения Джины так же абсурдна, как и неудовлетворимые желания перепрыгнуть океан и напиться лунным светом. Учение Джины слишком велико и не подлежит распознаванию, постижению обычных людей.
  63. Сиддхи, архаты, ачарьи, упадхьяи, садху (разновидности святых мудрецов).
  64. Наш земной мир.
  65. Изображен искаженно, его потеряли, потому что спустили во мрак.
  66. Последователями других даршан – религиозно-философских школ.
  67. Т.е. дать о нем правильное представление.
Copyright © 2019 ДЖАЙНОЛОГИЯ.РУ